«Бюро Недвижимости Кузбасса» (Западная Сибирь, Кемеровская область, г. Новокузнецк), недвижимость новокузнецка, ипотека, кредиты, оценка

Наши услуги, адреса филиалов «Горячие» предложения недвижимости в Новокузнецке Статьи, обзоры и полезные советы, посвященные недвижимости Работники «Бюро Недвижимости Кузбасса» Полезный софт, официальные документы по недвижимости


Нелинейная архитектура Вены

13 августа 2007

В мире немало зданий, поражающих воображение зрителей величественностью, изяществом или необычностью. Наш журнал неоднократно писал о различных архитектурных жемчужинах. Сегодня мы расскажем о неординарных экологических проектах талантливого архитектора, художника, графика и общественного деятеля Фриденсрайха Хундертвассера.

Австрийского художника и архитектора Фриденсрайха Хундертвассера широкие массы знают по его «пряничному» венскому дому. Однако это не единственное произведение мастера. Что он сделал еще? Да и вообще, каким он был?

Этому человеку удалось стать счастливым гением — его признали при жизни. Более того, ему совершенно не нужно было пробиваться, преодолевать тернии чиновничьих препон или непонимания критиков. Для его работ муниципалитет выделял деньги и столичные земли, его картины стремительно раскупали ценители.

Хотя пол-Вены и негодовало, видя «неимперскую» архитектуру Хундертвассера, вторая половина австрийской столицы, да и весь остальной мир от нее в восторге. Более того, творчество мастера возродило австрийское искусство, притянуло к стране взгляды мирового культурного сообщества, а самого художника сделало национальным героем.

Родившийся в 1928 году, Фридрих Стовассер, что называется, сделал себя сам. Придумал новое имя (Фриденсрайх означает «царство мира», Хундертвассер — «сто вод»), определил философскую и эстетическую концепцию своего творчества, создал собственное авангардистское течение (трансавтоматизм) и стиль бесконечной линии.

Его эпизодическая учеба, пусть и в весьма почтенных заведениях, в общей сложности не длилась и полутора лет: год в школе Монтессори, месяц в Академии изящных искусств в Вене, день — в Школе изящных искусств в Париже… Похоже, истинное образование он получил, путешествуя по Европе и миру. В общем, он был великим самоучкой, что не помешало ему основать с друзьями «Универсальную академию всех творческих сфер «Пинторариум».

Хундертвассера нельзя причислить к какой-либо художественной школе, но искусствоведы отмечают в его работах влияние художников-экспрессионистов Уолтера Кампманна и Эгона Шиле, сравнивают его с Ван Гогом и Гауди.

Дом мечты

Фриденсрайх Хундертвассер был ярым противником линейности: «Мы живем в хаосе прямых линий, — говорил он. — Если не верите, сосчитайте все прямые линии, которые вас окружают. На одном лезвии я насчитал 546! Прямые линии связывают нас, как пленников в тюрьме, и от их пут необходимо избавляться. Прямая линия безбожна и безнравственна. Прямая линия — не линия творчества, а линия подражания». И это не пустая риторика — свою позицию Хундертвассер отстаивает на деле. Гармония с природой — основа его творчества. Архитектор бережно вписывал свои здания в мир природы, не только не мешая «спонтанной растительности», но и культивируя ее. Отсюда и трава, растущая на крышах спроектированных им сооружений, деревья, торчащие с балконов. Кажется, строение пробивается из-под земли, поднимая к небу «вчерашнюю лужайку».

В двух шагах от набережной дунайского канала на углу Кегельгассе и Левенштрассе в венскую степенность врывается необычный яркий «Дом Хундертвассера» — визитная карточка мастера. Именно о таком доме мечтал художник-фантазер, и этот проект вызвал у широкой публики интерес ко всему творчеству Фриденсрайха Хундертвассера.

Знаменитая семиэтажка словно сошла с обложки детской книги: сине-желто-красная, с неровными стенами, хаосом разнокалиберных окошек и деревьями, растущими прямо на балконах. Это муниципальный дом, правда, самый дорогой в австрийской столице. На квартиры в нем стояла очередь. Творение архитектора иллюстрирует основную идею всего его творчества: в реальной жизни, в природе нет прямых линий, изгибы и загогулины — естественная среда обитания человека. Так зачем же он запирает себя в прямоугольные коробки?

Сооружении с двумя барочными башнями и византийским куполом не имеет ни одной противоестественной линии. Даже полы и потолки квартир отнюдь не плоские, а лестничные пролеты и вовсе списаны с горных козьих троп. Правда, убедиться в этом любопытный турист не сможет — ни один из 200 жильцов не горит желанием показывать свои апартаменты праздным зевакам. Тем не менее экскурсии к дому неизбежны, поэтому напротив открыта художественная галерея (также спроектированная Хундертвассером), где есть внушительный сувенирный магазин, предлагающий множество изображений чудного дома и других работ мэтра. Несмотря на сюрреалистичность здания, его коммунальная составляющая по-европейски безупречна. Все жилищные нормы, требования пожарной и технической безопасности соблюдены. В доме общей площадью 3784 кв. м размещены 52 квартиры, пять магазинов, две игровые комнаты, зимний сад, кафе и 19 террас.

Божественная природа и любовь к куполам

Ортодоксальной набожностью Хундертвассер не отличался. Божественное он видел в самой природе, а потому своим постройкам придавал черты биоморфности. Одна из его знаменитых европейских работ — реконструкция храма Святой Барбары в Бернбахе (1984–1988). «Церковь должна быть прекрасна. В ней человек должен чувствовать себя защищенным. Здесь нужно поддерживать такую атмосферу, чтобы люди могли находить мост к Богу, к природе, к творчеству. Богу должно нравиться входить в церковь, построенную для Него людьми».

Приходский храм Святой Барбары, построенный в 1953 году по плану архитектора Карла Лебволя, в 1988-м был «усовершенствован» Хундертвассером. И заиграл новыми красками. Причем в прямом смысле слова: он покрыт разноцветной керамикой, на колокольне красуется огромный позолоченный купол-луковица, крышу устилает цветная черепица, на карнизах зеленеет трава, пол неровно выложен шершавой плиткой. Все как в природе, где не бывает абсолютно ровной земли, прямоугольных облаков или перпендикулярных тропинок.

Не погнушался художник и участвовать в создании такого неэстетского объекта, как мусоросжигательное предприятие. Правда, прежде он убедился, что завод будет соответствовать самым строгим экологическим требованиям. Теперь на окраине Вены (в 9-м округе) красуется оригинальное здание, вовсе не похожее на промышленное, — с большой трубой, покрытой синей керамикой, и опять-таки позолоченным куполом-луковицей. Для завода по переработке отходов вид более чем кокетливый. Тепловая энергия, вырабатываемая при сжигании мусора, идет на обогрев 107 тыс. домов.

Энтузиазма австрийцу было не занимать. Завистники сказали бы, что он разбрасывается, хватаясь за все, — от оформления детских центров до реконструкции церквей. По сути, они правы. Вот только каждый проект Хундертвассер блестяще доводил до конца. А сами задумки порой возникали совсем неожиданно — как открытие минеральных источников. Так, в местечке Блюмау на юго-востоке Австрии геологи искали нефть, а нашли два «кипящих» родника. Вместо «нефтекачки» было решено возвести оздоровительный центр. В качестве создателя проекта строительный магнат Рогнер пригласил Хундертвассера, который как раз незадолго до этого придумал модель «Катящихся гор» и ждал удачного момента воплотить свою идею в жизнь. В итоге термальный комплекс Бад-Блюмау стал очередной архитектурной жемчужиной, редким произведение искусства, где очертания строений повторяют силуэты окружающих гор.

Cтиль мастера вполне узнаваем: отсутствие прямых линий и углов, бессистемные несимметричные окна-глаза, крыши-газоны с растущими то тут, то там кустами. У входа на территорию центра посетителей встречает очередное «хулиганство» — фонтан фаллической формы, из которого ключом бьет целебная вода. Уникальна и система термальных бассейнов отеля. Посреди чудесных ландшафтов на площади 1500 кв. м расположены открытые и закрытые резервуары с богатой микроэлементами водой. Они плавно переходят друг в друга, позволяя отдыхающим плескаться, одновременно путешествуя по комплексу. За этот проект художник удостоен Почетной золотой медали земли Штирия.

Жизнь после жизни

Исследователи творчества мастера спорят, кто он все-таки в большей степени — художник, дизайнер, архитектор? Большинство склонны видеть в Хундертвассере дизайнера и даже декоратора — его работы никогда не повторяют друг друга, а его оформительский талант фантастичен и насквозь пропитан природными мотивами. Сам маэстро считал себя художником и «волшебником растительности», а архитекторов — лишь «техническим персоналом». Как бы там ни было, Хундертвассер сумел гармонично соединить обыкновенное с иррациональным, естественное с надуманным, вычурное с простым… Фактически он сделал сказку былью и поставил ее на службу человеку. Еще одно подтверждение этому — жилой комплекс, появившийся в Магдебурге (бывшая ГДР) уже после смерти своего творца.

В 2000 году неподалеку от главной площади древнего Магдебурга построили ансамбль «Зеленая крепость». По задумке австрийского художника многоэтажная жилая цитадель розового (!) цвета должна была стать «оазисом человечности». И это удалось!

Яркий, нарядно-сказочный комплекс в виде старинной крепости с изгибающейся линией стен и зелеными массивами, в том числе на крышах и карнизах, как нельзя лучше контрастирует со строгими и монотонными улицами. Почерк мастера виден во всем: в разнообразии несимметричных окон, в золотых шарах на башенках, в разноцветности колонн, неодинаковых по форме (как и двери и даже дверные ручки). Все линии (как и полагается) неровные, а детали и декор приближены к природным.

Комплекс площадью 11 000 кв. м включает в себя 55 квартир и всю необходимую инфраструктуру: детский сад, магазины, офисы, даже гостиницу. Здание опять-таки муниципальное. Розовая «Зеленая крепость» обошлась городу в 27,1 млн евро.

Кроме искусства и природы Хундертвассер обожал путешествия. В юности он служил матросом на торговом судне, летал на воздушном шаре, неоднократно бывал в Африке и на Ближнем Востоке. Уже в почтенном возрасте купил в Италии старое судно, отремонтировал его и отправился в вояж. Умер архитектор, как и полагается гению, не в своей постели, а в очередном странствии на борту океанского лайнера «Королева Елизавета II» по дороге из Новой Зеландии в Европу. Это случилось 19 февраля 2000 года.

Исполняя последнюю волю мастера, его похоронили в Новой Зеландии, где он прожил последние 20 лет. А в наследство великий австриец оставил миру свою безудержную фантазию, воплощенную в нескольких десятках архитектурных и живописных шедевров.





Rambler's Top100
Hosting www.nvkz.com
«Дипломник» - дипломные, курсовые работы и рефераты на заказ
Недвижимость он-лайн